Как российские гимнасты стали в Глазго интриганами ради золота

Мужская команда в третий раз подряд выиграла чемпионат Европы

Как российские гимнасты стали в Глазго интриганами ради золота

Подтрибунные помещения любого дворца спорта во время крупных стартов – кладезь эмоций. От уныния – до счастливых соплей радости. И меняются здесь настроения, как та погодная «пила», что недавно (по определению синоптиков) побывала в России.

Перед выходом на представление наши парни – капитан Давид Белявский, Артур Далалоян, Никита Нагорный, Дмитрий Ланкин и Николай Куксенков – стояли с непроницаемыми лицами. У каждого была найдена точка, которую каждый сверлил взглядом. Семь баллов преимущества над командой Великобритании в квалификации, право быть первыми по сложности программ и мастерству исполнения – мозг сверлить вроде было и ни к чему.

Но помост часто живет по своим законам. Законы этого дня нашим гимнастам приходилось переписывать буквально через снаряд. В вольных упражнениях ошибся Никита Нагорный. Конь не подвел. На кольцах не удержал соскок Дима Ланкин. Прыжок отработали хорошо. Брусья вдруг наказали Никиту Нагорного…

А последней была перекладина. Та самая, которая в квалификации и накануне у юниоров показала свой строптивый характер. Более того – заставила думать, что с инвентарем есть какие-то проблемы, потому что такого количества падений Европа вряд ли и вспомнит-то. Команда юниоров справилась и впервые с 2004 года стала золотой! Большие же ребята подходили к «палке» с преимуществом над командой Великобритании всего лишь в балл. Соперники выступали на снаряде первыми.

И эта коварная перекладина, вволю поизмывавшись, к великому расстройству соперника, словно вернула на помост справедливое распределение сил. У Великобритании после трех падений шансов не было никаких. При условии, конечно, что это не станет и нашим путем. Наблюдая, как дважды сорвался со снаряда Доминик Каннингэм, после каждого выступления на кураже призывающий и поднимающий зал, совсем еще не казалось, что золотая медаль – наша.

На перекладину первым отправился капитан команды Давид Белявский. Он должен был задать тон.

— Я тоже нервничал. Не за себя – за команду. И не понимал, что творится. Вольные, коня прошли – все, оставались наши снаряды: кольца, прыжок, брусья. Мы должны были уходить перед перекладиной в отрыв от британцев. И тут кольца – Димин соскок! Прыжок – ладно, прошли, брусья – опять ошибка. К перекладине подходил, не представляя, что может случиться. Могло ведь — и как у британцев.

Нет, никто у нас ни о каких семи баллах отрыва в квалификации не думал. Мы же не с улицы пришли на помост, все прекрасно понимаем: в квалификации ты хоть 50 баллов выиграл, хоть одну десятую, а день финала начинается заново. Ребята были настроены очень хорошо. Ошибки эти – Дима кольца ведь просто «рисовал», идеально все делал. Хотел поймать доскок, открылся рано – техническая ошибка. А Никита на ковре присел, концентрации, может, не хватило.

Я доволен на самом деле – мы собирались и работали до конца, никто не сдавался. Очень важно сделать это в нужный острый момент. После вольных упражнений, я еще на базе Никите говорил про эту связку, а он на другой концентрировался все больше – «мне главное ее сделать», вспомните, как он на коне прямо до конца упирался. Как делал брусья – ошибся, но продолжил после этого чисто, на перекладине тоже – вышел и сделал. Кстати, Никита на брусьях очень редко ошибается, на этом элементе вообще никогда. Когда он в форме, может без разминки подойти и все упражнение выполнить. Не скажу, почему ошибки такие были. Могли бы и без них, конечно, обойтись. Перед чемпионатом мира (а он состоится уже через два месяца в Дохе и именно там будут разыграны первые три лицензии на Олимпийские игры в Токио-2020) будем усиленно работать.

***

После окончания командного турнира организаторы вдруг изменили маршрут, по которому надо было идти в смешанную зону. Один из дежурных развернул меня в правильном, как ему казалось, направлении, а попала я туда, где гимнасты ожидали выхода на награждение. Короче, столкнулась почти что лбами с золотой пятеркой в том самом месте, где перед выступлением они просверливали пол и себя. Стеной стояли на пути. И все дружно на мое все еще опустошенное после потери нервов: «парни, а что это было?», забили крыльями. «Так и задумано было, надо же градус соревнований поднимать. Вот и решили интригу закрутить. Вам же классно было смотреть?».

«Не то слово», — только и смогла из себя выдавить. И вспомнила старшего тренера мужской сборной Валерия Алфосова, который несколько минут назад был примерно так же говорлив: «Да уж, создавали себе проблемы, потом решали».

***

Как российские гимнасты стали в Глазго интриганами ради золота

«Деда, поздравляю!», – это массажист Алексей Блюшке подошел к личному и бессменному уже тринадцать лет тренеру нашего капитана Валерию Ломаеву (Валерию Николаевичу в следующем году 80-летний юбилей праздновать, а он с Давидом и командой этим летом на золотой значок ГТО сдавал!)

Стоял «деда» в сторонке, ждал Белявского, пока тот автографы раздает, чтобы поздравить. «Я не считаю вообще медали Давида, это его обязанность. А моя – помочь, не напрягая. Похвалил меня Давид только что перед журналистами, сказал, что я лучший психолог? Приятно, не слышал от него никогда. Он молодец. Такого чемпионата по накалу я что-то не припомню даже. Перекладина еще… На разминке перед квалификацией Давид мне сказал – «не держит меня «палка», как ни мажь ее, магнезия сваливается, руки срываются». Видимо, заводская заготовка так отшлифована была, что ничем ее не «притушить» было. Падения приводили к тому, что гимнасты в турник буквально вцеплялись – держали так сильно, что технически это мешало исполнению элементов. Конечно, не до раскрепощенности было. Давид сам сказал – первым пойду. На заключительном снаряде, когда команда идет впритык с соперником, выйти первым – это трудно».

***

Дима Ланкин в борьбе за команду совершил многое. Невозможного в спорте, как известно, ничего нет, но есть преодоление. В Берне–2016 Димы в команде еще не было. Это первое для него золото Европы.

— На кольцах я вставал всегда без падений, а сегодня – просто хотел все идеально сделать, точка нужна была, которую надо было поставить. Чуть-чуть не хватило, а потом меня назад уже смело.

Проиграли – выиграли, проиграли – выиграли, ребята собрались все, получается, решали проблемы по мере поступления. Конечно, повтори мы семь баллов отрыва, легче было бы. Но – как уж сложилось. За последний год я спокойнее стал. Бывало, у меня трясучка начиналась, когда медаль маячила, первую связку сделаю и не понимаю, где нахожусь? Улетаю куда-то. Здесь после ошибки на соскоке мы шли на опорный прыжок. А у меня с ним отдельная история произошла – только за две недели до чемпионата начал прыгать на снаряде той же фирмы, что и в Глазго стоит. И никак не мог к нему приспособиться. В первый день на опробовании снарядов тоже не особенно получилось. Разбирались с тренерами, как прыгнуть, почему не идет, в итоге – пришлось руки полностью в обратную сторону выкручивать. То есть и техника другая, и неудобно, и не привык. Тут снаряд жесткий, с пружинами, на Круглом я с развернутыми руками работал, снизу, а на этом – сверху и в другую сторону.

Выкручиваться и работать надо было. После квалификации решали, что мне прыгнуть. И ребята решали. Понятно, что каждая оценка – в копилку общую, три из трех, ошибка чревата для всей команды. После колец немного сомнения появились: смогу ли? Слишком мало времени прошло после соскока-то. Но ребята все равно сказали – прыгай еще раз, не волнуйся, все сделаешь! Вышел, всю серьезность свою собрал и прыгнул!

Как российские гимнасты стали в Глазго интриганами ради золота

Когда закончил, поняли, что выиграли, хотелось даже слезу пустить. Тогда – не дал волю. Вот… сейчас пустил, уж простите. Эмоций так много, что не можешь понять главную: и радость, и гордость, и плакать хочется, и хохотать. И не можешь выбрать, какой из них отдаться. А в итоге кажется, что ты – человек без эмоций. На самом деле – просто оглушили.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

1 × четыре =